Отдел нотных изданий и музыкальных звукозаписей  
История отдела  
Главная
Об отделе
Историческая справка
Контактная информация
Нотные фонды
Фонотека
Каталоги и картотеки
Проекты
Публикации
Концертная деятельность
Клуб любителей музицирования
Международная деятельность

История формирования фонда нотных изданий

Нотные издания начали поступать в библиотеку уже в 1795 году, вскоре после ее учреждения — в числе раритетов из огромной личной библиотеки польских государственных деятелей и библиофилов братьев Юзефа и Анджея Залуских. В дальнейшем наиболее ценную часть будущего нотного фонда составили поступления из частных коллекций и библиотек.

Значительная часть нотных раритетов поступила в библиотеку из Императорского дворца. Отдельные издания и рукописи по Высочайшему распоряжению начали передаваться в фонды Императорской Публичной библиотеки c 1816 г. Эрмитажное нотное собрание было официально передано в Императорскую Публичную библиотеку в 1859 году.

В 1836 году по повелению императора Николая II была куплена в казну коллекция скончавшегося в Стокгольме генерал-квартирмейстера графа Петра Корниловича Сухтелена, военного инженера, ученого-картографа, дипломата, коллекционера и библиофила. Входившая в ее состав книжная коллекция (27 тыс. томов) была передана в Императорскую Публичную библиотеку. Коллекция состояла из ценнейших книг и рукописей, среди которых имелось немало автографов известных музыкальных деятелей и редкие нотные издания.

В 1802-1820 годах в библиотеке работал бывший книго- и нотоиздатель, библиограф Бернард Теодор Брейткопф (сын знаменитого лейпцигского издателя Иоганна Иммануила Брейткопфа), в ведении которого в библиотеке были книги на иностранных языках. В 1780-1803 Бернард Брейткопф имел в России собственную типографию, где печатал карты, книги, а также ноты. Значительная часть изданных им нот сохранилась в ОНИиМЗ, что позволяет допустить факт передачи их в библиотеку самим Брейткопфом.

Путем ретроспективного комплектования в библиотеку попали ценнейшие нотные издания европейских стран разных эпох, в том числе самые ранние, изданные в XV-XVI вв. Ретроспективное комплектование велось в библиотеке активно и целенаправленно. Директор библиотеки Алексей Николаевич Оленин стремился собрать полный репертуар российской печати, и по его распоряжению в 1830 году Иван Андреевич Крылов, известный баснописец, прослуживший в библиотеке с 1812 по 1841 год в качестве библиотекаря, а потом заведующего Отделением русских книг, собрал сведения о российских изданиях XVIII века. С этими сведениями один из служащих был послан в Москву для отыскания продающихся там изданий XVIII века. Поскольку в ведении Крылова находились и нотные издания, он вполне мог собрать сведения о светских и синодальных изданиях музыки XVIII в., которые, вероятно, были приобретены его стараниями и тогда же попали в библиотеку.

Производилась покупка нот и у частных лиц. Так, в 1858 году были приобретены изданные в Лейпциге В. П. Энгельгартом 17 романсов М. И. Глинки с французским, немецким и итальянским текстом. В том же году были куплены изданные Л. И. Шестаковой партитуры увертюр опер Глинки. В 1860 году Джустиниани продал библиотеке 40 томов партитур опер итальянских и французских композиторов (Глюка, Мегюля, Гретри, Изуара, Чимарозы и др.), большинство из которых даже в то время было библиографической редкостью. В 1862 году были приобретены редкие книги по музыке и ноты у известного любителя Ландсберга в Риме.

После революции 1917 года в библиотеку стали поступать национализированные частные собрания. В 1925 г. в библиотеку поступило большое собрание печатных и рукописных нот из бывшей библиотеки князей Юсуповых, включавшее 1500 изданий второй половины XVIII - первой половины XIX вв. произведений русских и зарубежных композиторов. В эти же годы библиотека получила нотные издания из других национализированных частных библиотек (графов Строгановых и др.).

В дальнейшем частные нотные собрания поступали в библиотеку в виде даров или же покупались. Наиболее объемны и ценны полученные в дар: библиотека музыковеда, пианиста Л. А. Баренбойма (ноты, книги, грампластинки), часть библиотеки музыковеда, пианиста М. С. Друскина (ноты, книги), коллекция музыканта, библиофила И. Б. Семенова (ноты, редкие живописные и скульптурные портреты музыкантов). Была куплена большая нотная библиотека (около 3000 единиц), музыканта и художника Н. Е. Буренина, приобретено нотное собрание виолончелиста А. Я. Штримера.

Грампластинка с записью игры Ферруччо Бузони Симфония Н.А.Римского-Корсакова Ноты из коллекции Николая Евгеньевича Буренина Интродукция и токката А.Прицкера
Ноты и грампластинки из подаренных ОНИиМЗ изданий

Несмотря на то, что ретроспективное комплектование положило начало музыкальным фондам библиотеки, основополагающая роль в формировании фонда нотных изданий принадлежит обязательному экземпляру. Циркуляр о снабжении Публичной библиотеки обязательным экземпляром всех российских издательств вышел в 1811 году, и с этого времени библиотека должна была получать такой экземпляр от всех издательств империи. В установлении порядка получения обязательного экземпляра нотных изданий ведущее значение имела деятельность директора А. Н. Оленина. В 1813 году в письме к министру народного просвещения Оленин докладывает, что поскольку обязательный экземпляр книг поступает в библиотеку из цензурных комитетов, а нотные издания цензуру не проходят, то последние, как правило, в библиотеку не попадают. Оленин предложил ввести цензуру и на нотные издания. С 1815 года на цензурном разрешении издания нот начали ставить помету об обязательной доставке пяти экземпляров "для казенных мест". По цензурному уставу 1828 года для Публичной библиотеки выделялся один экземпляр каждого выходившего в России произведения печати. Однако, несмотря на постановления, обязательный экземпляр нотных изданий попадал в библиотеку нерегулярно. В 1810-х годах поступало не более 50 нотных изданий в год, с 1840-х гг. - 100-200 экземпляров.

Пополнению фонда отечественных нотных изданий библиотеки поспособствовали российские нотоиздатели — Федор Тимофеевич Стелловский, Митрофан Петрович Беляев, Петр Иванович Юргенсон, передавшие в библиотеку издания, по каким-то причинам не попавшие туда в качестве обязательного экземпляра. В 1864 году от Ф. Стелловского было получено 10 экземпляров изданных им произведений М. И. Глинки. В 1884 году В. Бессель пожертвовал шесть экземпляров изданий. М. П. Беляев, издательство которого находилось в Лейпциге, и закон о доставке обязательного экземпляра на него не распространялся, в 1893 году подарил библиотеке 194 экземпляра нот русских авторов, среди которых было 78 оркестровых партитур, 10 партитур квартетов, а также произведения для голоса, отдельных инструментов и фортепиано. В 1902 году библиотека от него же получила еще 585 томов.

Нарушается регулярность в поступлении обязательного экземпляра во время Первой мировой войны и революции 1917 г. С 1917 по 1925 год в библиотеку поступило 3 824 экземпляра книг и нот. В 1922-1923 гг. были начаты переговоры с петроградским отделом Госиздата о пополнении пробелов в нотном фонде путем перевода нот со складов Госиздата. А. Н. Римский-Корсаков отобрал необходимые библиотеке экземпляры, но Госиздат согласился выдать лишь одну десятую их часть.

Только с 1931 года поступление обязательного экземпляра в библиотеку упорядочивается, и связано это с началом выпуска "Нотной летописи" — регистрационного указателя нотных изданий, выпускавшихся в России, а затем, с 1936 года, и в СССР. В 1936 году начала работу Всесоюзная книжная палата, распределявшая обязательный экземпляр по библиотекам. С этого времени Российская национальная библиотека регулярно получает по два обязательных экземпляра нотных изданий из всех республик Союза.

После распада СССР система распределения обязательного экземпляра меняется. Обязательный экземпляр нотных изданий поступает в Публичную библиотеку (с 1992 года — Российскую национальную библиотеку) только из России, при этом его поток заметно слабеет и доходит до нескольких сотен названий в год, тогда как до "перестройки" в библиотеку поступало в среднем около 5-6 тысяч нотных экземпляров в год.

Приобретение иностранных изданий и иностранный книгообмен, налаженные еще в XIX веке, становятся стабильным источником поступлений зарубежных нотных изданий в библиотеку. В 1926 году было удовлетворено ходатайство о выделении ассигнований на покупку иностранных изданий, прекратившееся в связи с Первой мировой войной.

В 1934-м был произведен обмен дублетов с фирмой "Universale edition" в Вене, в результате чего было получено 125 томов изданий этой фирмы (в основном партитуры камерных и симфонических произведений Р. Штрауса, И. Брамса, А. Дворжака, Г. Малера и других). Выписка изданий из-за границы продолжалась вплоть до начала Великой Отечественной войны.

В послевоенные годы нотный фонд регулярно пополнялся нотными изданиями стран народной демократии. В настоящее время Отдел комплектования библиотеки расширяет объем приобретений иностранных нотных изданий по издательским каталогам зарубежных фирм.

Специального нотного отдела официально ни в Императорской публичной библиотеке, ни долгое время в Ленинградской Публичной библиотеке не существовало.
Поступавшие в библиотеку с 1795 года нотные издания поначалу хранились в книжном фонде, а в 1810-х годах, в пору директорства Алексея Николаевича Оленина, были отправлены на хранение в организованное тогда Художественное отделение (с 1872 — Отделение изящных искусств и технологий); часть нот хранилась в иностранном книжном фонде. Основателем "Музыкального отделения" в составе Художественного отделения библиотеки следует, видимо, считать князя Одоевского.

Отнести это событие можно к концу 1857 года, о чем свидетельствует шутливая надпись на подаренной тогда Одоевским библиотеке экземпляре "Скрипичной школы" Леопольда Моцарта издания 1791 года, которая гласила: "На зубок Музыкальному отделению Императорской публичной библиотеки от князя В. Одоевского" — "на зубок", как известно, дарят что-нибудь новорожденному. Но официального статуса "Музыкальное отделение" не получило, выражение Одоевского имело обобщающий смысл. Возможно, тогда было выделено некое помещение в Художественном отделении, куда складывались нотные издания. В 1850-х годах заведование Художественным отделением было поручено библиотековеду и архитектору В. И. Собольщикову, который вскоре нашёл себе достойного помощника в лице В. В. Стасова.
Стасов отдавал музыкальному фонду много сил, приобретал нотные издания и рукописи на международных аукционах, отслеживал поступавшие в библиотеку ноты, начал комплектовать книжный музыкальный фонд. За свое пятидесятилетнее пребывание в Публичной библиотеке, будучи не только человеком, преданным искусству, но глубоким знатоком музыки, Стасов много сделал для разработки системы обработки нотных изданий.
Однако большая часть музыкальной литературы еще долго оставалась распыленнной по книжным фондам.
Все поступавшие нотные издания (преимущественно так называемого вертикального хранения, т.е. переплеты.) расставлялись на шкафных полках вместе с книгами по музыке, искусству и технологии. К тетрадочным материалам ("горизонтального хранения") небольшого формата был применен тот же способ хранения, который был предложен Собольщиковым для брошюр: были заказаны картонные футляры с надписью "Musica", в них и хранились мелкие издания. Нотные издания вертикального хранения заносились (вместе с книгами) в шкафные описи.

К началу 1850-х годов относятся и попытки каталогизации нотных изданий вертикального хранения. В 1874 году Стасовым, в связи с разработкой в библиотеке правил описания книг, были разработаны правила и для описания нотных изданий.
В 1908-1913 годах каталогизированы и не обрабатывавшиеся ранее материалы горизонтального хранения. Работа эта была проведена профессором петербургской консерватории Л. А. Саккетти, работавшим в отделении с 1895 года в качестве младшего помощника библиотекаря.

Судя по статистике тех лет, число читателей, интересовавшихся нотными изданиями, было весьма незначительным.
Чтобы попасть в Отделение, необходимо было подать прошение на имя директора и получить разрешение. Но не все прошения удовлетворялись.
Известным деятелям музыкальной культуры, в первую очередь композиторам, сотрудники библиотеки охотно помогали. Одним из таких активных помощников был Стасов, который умел не только помочь композитору отыскать нужное или натолкнуть на поиски нового материала, но и побудить его к созданию нового произведения, причем дать ему не только идею, но и подготовить книжный и нотный материал для воплощения ее в жизнь. Известно, какое активное участие он принимал в творческой работе композиторов "Могучей кучки" и многих других русских музыкантов.

После смерти Стасова работу с нотными фондами вел Л. А. Саккетти, профессор консерватории, историк музыки, автор многих трудов в этой области. Он работал в библиотеке до 1916 года.
Работу Саккетти продолжил возглавивший с 1918 года Отделение изящных искусств сын Н. А. Римского-Корсакова, издатель, историк музыки, сотрудник Отдела рукописей — А. Н. Римский-Корсаков.

В первые годы советской власти библиотека испытывала большие трудности. В 1919 году, в связи с сокращением штата, было решено каталогизировать лишь те издания, которые представляют интерес для исследовательской работы, а остальные хранить в массовом (магазинном) порядке. В середине 1920-х годов стали поступать обязательные экземпляры, как из России, так и из некоторых республик.

До 1949 года ноты по-прежнему хранились в Отделении искусств и вносились в его шкафные описи. Однако выделение нотных фондов из книжных началось ещё в 1920-х годах. Работа эта была завершена только к 1931 году, и в составе Отдела фондов и обслуживания был образован "Сектор нотных изданий". Руководителем Сектора был назначен Б. В. Саитов, крупный ученый-библиограф. Опираясь на проделанную Стасовым, Саккети и Римским-Корсаковым работу, он приступил к формированию генерального каталога нотных изданий. На первых порах Б. В. Саитов был не только заведующим, но и единственным сотрудником сектора. Лишь в середине 30-х годов, благодаря настояниям Саитова, штат был увеличен до шести человек. В 1936 году в Сектор нот пришла В. М. Крумина, опытный библиограф и музыковед. После смерти Саитова в блокадный 1942 год она руководила Сектором до 1949 года. Сектор временно помещался тогда в залах на третьем этаже здания на Садовой ул., 18.

Вопрос о предоставлении Сектору новых помещений поднимался еще в середине 1930-х годов. Он был увязан с проблемой превращения Сектора в обособленный музыкальный Отдел, включавший в себя не только ноты, но и книги по музыке. Впервые этот вопрос был поднят музыкальной общественностью Ленинграда в 1934 году. Говорили и о необходимости музыкального кабинета с фортепиано.
В 1940 году в библиотеку поступило новое ходатайство, подписанное видными музыкальными деятелями и композиторами — это были Б. Асафьев, И. Дунаевский, Д. Шостакович, И. Дзержинский, А. Свешников, В. Анисимов, М. Гнесин и многие другие. Но планам помешала война. Только в 1949 году Сектору было предоставлено специальное помещение и статус Отдела, все ноты были сосредоточены в одном месте. А в конце 1950 года Отдел нот был переведен в переданное библиотеке здание на набережной Фонтанки, 36.

Читальный зал отдела в 1950-х годах Помещение на Большеохтинском проспекте, 12 Читальный зал ОНИиМЗ
Читальный зал Нотного отдела
на Фонтанке, 36. Фото 1950-х гг.
Кабинет зав. ОНИиЗ во временном здании
на Большеохтинском проспекте, 12. Фото 1970-х гг.
Читальный зал ОНИиМЗ, 2007 г.

Отдел занял несколько помещений на третьем этаже здания. Там расположились читальный зал и залы для размещения фондов. Под фонды был занят также балкон концертного зала, примыкавший к помещениям этажа. Появилась и музыкальная комната с роялем, где читатели могли работать с нотами. Со временем к предоставленным прибавилось еще несколько помещений, где разместились фонотека, кабинет заведующей, комната библиографов.

Решение о создании в Отделе нот фонотеки для прослушивания грампластинок было принято в 1959 году. Тогда же началось формирование фонда грампластинок. Грампластинки приобретались в магазинах, покупались у коллекционеров. Были и дарители пластинок. Также было приобретено несколько коллекций старых грампластинок, дореволюционных и довоенных. Свои коллекции передали библиотеке библиограф Отдела О. Г. Охляковская, коллекционер И. Б. Семенов и др. В начале 1960-х заведующей фонотекой стала Наталья Владимировна Таланкина. Отдел нот стал называться Отдел нот и звукозаписей (ОНИЗ).
В 1975 году в здании на Фонтанке начался капитальный ремонт. Отдел нот временно переехал на Большеохтинский проспект, 12, в здание районной библиотеки.
После капремонта, в 1990 году, Отдел вернулся на Фонтанку, 36, где получил несколько помещений на втором этаже — просторные помещения для фондов, большой читальный зал, помещения для фонотеки. В 2005 году, после переезда некоторых отделов с Фонтанки в новое здание на Московском проспекте, Отделу были предоставлены дополнительные помещения на третьем этаже. Там разместилась часть нотных фондов, фонды звукозаписей, а главное — было выделено и прекрасно оборудовано самой современной техникой помещение для фонотеки и зал для прослушивания звукозаписей.

Заведующие Отделом:
В 1931 году Сектор нотных изданий возглавил Борис Владимирович Саитов. С 1942 года — Вильгельмина Марковна Крумина. После Круминой некоторое время Отделом заведовала Анастасия Сергеевна Ляпунова, дочь композитора Сергея Ляпунова. С 1949 года — Леонида Николаевна Павлова-Сильванская. С 1964-го по 1978 год — Алла Александровна Рачкова. С 1978 по 1986 год — Наталья Владимировна Таланкина, с 1987 года — Ирина Федотовна Безуглова.

наверх

© Российская национальная библиотека, 2007-2015